2 Марта 2017 К списку

В 2017 году в Ямало-Ненецком автономном округе продолжат развитие сети научно-исследовательских стационаров

В полевой сезон заработает международный учебно-научный стационар под Надымом, организованный Тюменским государственным университетом при поддержке округа.

Планируется создание мониторинговой площадки в рамках международного исследовательского проекта «Пан-Евразийский эксперимент» (PEEX). Продолжится оснащение научно-исследовательских стационаров на Еркуте и Гыданском полуострове. Еще один стационар в перспективе появится в районе Сабетты. Создание стационаров директор центра экономики Севера и Арктики, доктор географических наук Александр Пилясов считает очень важным.

В ряду российских регионов Ямал стоит особняком, так как на его территории нет ни институтов РАН, ни вузовской науки, ни военно-промышленного комплекса, нередко являющегося аккумулятором региональной научной мысли. Но благодаря сети научно-исследовательской инфраструктуры для сбора данных о текущих природных и социально-экономических процессах в Арктике, округ способен занять собственную нишу среди регионов с высоким научным потенциалом.

«Региональная научная база в Арктике - почти всегда фронтир, проникновение в неизведанное, риск, опасность, венчур, мобильность, а не кабинетная исследовательская работа, - говорит Александр Николаевич. - Добывание нового знания стоит риска, что сохраняется и сегодня. Округу нужно учредить статус «исследовательского полигона». Создавая сеть научно-исследовательской инфраструктуры в местах, наиболее репрезентативных с точки зрения природных и социальных процессов, заключая соглашения с РАН и университетами, Ямал становится местом партнерства региональной, академической и вузовской науки. Сбор информации со стационаров сделает ресурсную экономику Ямала более умной».

– Каждый год в экспедиции на Ямал приезжают десятки научных коллективов, представляющих РАН и вузовскую науку. Может быть, они и обеспечат экономику необходимыми знаниями и не надо фокусироваться на создании собственной научной базы. Достаточно стационаров и полигонов?
– В бинарной логике «да - нет» на вопрос не ответишь. Конечно, автономный округ нуждается в собственном научном обеспечении. При этом мы с вами прекрасно понимаем, что оно никогда не сможет быть равным, например, уже существующему в Тюменской области. Все, что делается сегодня на Ямале в плане научного обеспечения, обязательно и очень нужно. Парадокс нашего времени состоит в том, что электронные средства информации ни в коей мере не отменяют потребность в постоянных натурных обследованиях, натурных наблюдениях, полевых работах. Они не конкурируют, а дополняют друг друга - эти источники информации. И вот в этой фронтирной части научных исследований роль округа должна быть усилена.

С другой стороны в том, что касается камеральных работ, постановке крупных народнохозяйственных проблем, конечно, должно быть тесное сотрудничество с федеральными научными центрами и институтами Российской академии наук. Поэтому не должно быть противопоставления: в экспедиционной части роль округа и окружных исследовательских сил, инфраструктуры, местного сопровождения огромна. В камеральной обработке материала, в постановке и реализации крупных народнохозяйственных проблем должно быть конструктивное партнерство Ямала и федеральных исследовательских институтов.

– В чем, на ваш взгляд, должна заключаться поддержка научной деятельности в округе?
– Поддержка научной деятельности – это, прежде всего, поддержка людей, которые «горят» арктическими исследованиями и служат им всей своей жизнью. Поэтому при всем значении научной, исследовательской инфраструктуры я бы поднял наверх именно человеческое измерение. Ведь сильные исследователи, лидеры - это и школы, и связи, и вхождение в международные сети, значит, и возможности международного сотрудничества и сверки того, что делает округ, с мировым форматом.
Стратегически поддержка местной науки обеспечивает конкурентное преимущество региона. Но это способна оценить только власть, которая мыслит долгосрочно, не чувствует себя временщиком на территории, что, как мы знаем, бывает далеко не всегда. В этом смысле поддержка местной, своей науки говорит о серьезных намерениях правительства округа, его целевых и ценностных установках, может быть, больше, чем многие «социальные декларации».

– Какими научными проблемами вас привлекает Ямал?
– Центру экономики Севера и Арктики очень интересен Ямал как территория, где еще не «остыл» дух первопроходцев, где есть еще этот драйв первоискательства. Многое из того, что делается исследователями, обречено быть пионерным. Это замечательное чувство помню по первым годам трудовой биографии в Магадане. Подобно тому, как в Силиконовой долине десятки исследователей в 1980-1990 годы изучали черты наступающей новой инновационной эпохи, на Ямале для российской Арктики отрабатываются черты и законы экономики, неведомой классическим учебникам экономики, написанным для и по «средним широтам». Арктика отрицает все закономерности классической конкурентной экономики и именно поэтому для исследователя из общественных наук она исключительно интересна. Например, здесь можно упомянуть арктическое предпринимательство как абсолютный венчур.

Очень интересна тема арктических городов как абсолютно российского феномена, которого в таких масштабах нет более нигде в мире. Ямал здесь дает пример вызова реструктуризации старой экономики этих городов на новую, более гибкую и более сервисную. Наш центр участвовал в разработке стратегий развития городов Муравленко, Губкинский и Ноябрьск. Есть еще очень крупная, но традиционно недооцененная тема у нас - это местные сообщества Арктики и вопросы их энергетической и продовольственной безопасности, их новое комфортное жизнеобеспечение, в которой интегрируются технические инновации, местные малые энергетические ресурсы и предприимчивое местное сообщество и ответственная власть, которая эти преобразования проводит. Здесь бездна работы, но традиционно внимание к этим малым делам очень приглушенное и совершенно недостаточное.

Грандиозная задача стоит по новому обустройству пространств Арктики – зонированию и землеустройству. Эта задача очень созвучна той стратегии пространственного развития Российской Федерации, работу над которой ведет сейчас наш институт.

– Эти исследования носят прикладной или фундаментальный характер?
– Исследования носят фундаментальный характер, но могут быть также использованы при разработке пакета нормативно-правовых документов федерального, регионального и муниципального уровней.

В последний год мы ведем совместный проект РФФИ-ЯНАО по арктическому предпринимательству. Помимо нашего института в нем участвуют два сотрудника научного центра изучения Арктики. Нужно признать, и наши исследования это подтверждают, что действующие федеральные нормы становятся серьезным препятствием для бизнеса. Результаты нашей работы будут представлены в качестве рекомендаций в Минэкономразвития РФ, могут быть использованы при разработке нормативно-правовых документов окружного и муниципального уровней, при подготовке региональной и муниципальной программ развития предпринимательства. Они способны активизировать процесс создания малых предприятий в проблемных направлениях экономики округа.

В этом году в исследованиях акцент будет сделан на этническое предпринимательство коренных народов округа. Их традиционная деятельность, пользующаяся поддержкой государства как этносохраняющая, легко и незаметно переходит в коммерческую (когда используется для продажи, а не личного потребления). Возникает вопрос – должно ли этническое предпринимательство, например, в оленеводстве и рыбном промысле, направленное на продажу, иметь особую поддержку государства как специфично арктическое, связанное с культурными ценностями коренных народов? Или уже нет, по причинам его товарного, коммерческого характера? Очевидно, что необходимо различать эти нюансы. Но ведь часто возникают виды деятельности на стыке, например, этнотуризм. Как быть в этом случае? Законодательного ответа на этот вопрос пока нет. Поэтому очень хотелось бы углубить эту тему в новых исследованиях по Ямалу. Чем больше арктическим предпринимательством занимаешься, тем больше понимаешь, до какой степени это комплексный феномен.

Источник: Север-Пресс